Эксперты

  • Казаки и государство - время собирать камни?

    • 23.10.2014 / 10:44

    КОММЕНТАРИЙ РЕДАКЦИИ

    Ранее мы обращались к теме отношений государства и власти. Казачество возрождается уже более 20 лет. Т.е. целое поколение выросло в период возрождения. Если придерживаться некоторых аналогий, то можно предположить, что до, собственно, самого результата возрождения нам осталось еще столько же. Однако, насколько оправдан такой длительный период "выхода на рентабельность"? Вроде все готовы и все для этого есть. И "низы" хотят и "верхи" готовы и активно помогают... А цель все дальше и дальше. Как в дальнем космическом полете: на выбранную планету в далеком созвездии будут высаживаться далекие потомки тех кто стартовал с Земли. Ибо расстояние ооооочень большое. Так в чем дело? Здесь-то, кажется, все под рукой? Или кажется? 

    Кто куда и кого ведет? Какими дорогами или тропами? Вопросы вечные. Одно хорошо - за 20 лет возникло, если не понимание, то создалась, хотя бы, хорошая аналитическая база, позволяющая видеть ситуацию и в статике и в динамике. 

    Мы начинаем публиковать материалы, которые позволят, на наш взгляд, более точно понимать, не только, что происходит сегодня в казачестве, но и видеть предпосылки к происходящему. 

     

    Итак:

    Аналитическая записка по вопросу «Состояние и перспективы реализации государственной политики в отношении казачества на территории Волгоградской области»

    Общая характеристика

    За более чем 20-ти летний период в «возрождение казачества», как политико-правовой процесс реабилитации репрессированной исторически сложившейся культурно-этнической общности населения, были вовлечены практически все слои общества России. Этот процесс прошёл в своём развитии состояния от аморфных общественных объединений, со слабо артикулированными целями, до восстановления механизма самоорганизации местного традиционного сообщества. Социологическое исследование населения о принадлежности к казачеству, которое было проведено на территории Волгоградской области как части Южного Федерального Округа (далее ЮФО) показало, что в регионе фактически сформировалась региональная идентичность. На вопрос «Считаете ли Вы себя казаком (казачкой)?» 34% жителей ответили «да», что составляет около 800 тыс. человек. При этом около 49,3 % всего населения области «поддерживает» (23,4 %) и в «основном поддерживает» (25,9 %) движение за возрождение казачества.

    В основе положительной оценки казачества жителями региона, как казаками, так и не казаками, лежат устойчивые представления о необходимости сохранения местного «традиционного образа жизни» в условиях постоянно возрастающего миграционного давления со стороны выходцев из Кавказского региона, Средней Азии и Казахстана.

    Характеристика групп населения Волгоградской области относящих себя как казачеству

    В современном казачестве, использующем разные способы идентификации, которые отражают весь спектр общественной жизни населения Волгоградской области, можно выделить две категории:

    первая - состоит из устойчивых групп, практикующих «казачье возрождение» на протяжении последних 20 лет;
    вторая – представляет группы, периодически актуализирующие казачью идентичность по разным основаниям.

    К первой категории относятся группы связанные с этнонациональным самоопределением славянского населения. Этот процесс направляется в конструктивное русло через виды государственной и иной службы, построенной на комплексе прав и обязанностей гражданина местного сообщества и государства. Принятые обязательства по общественно-полезным видам деятельности (государственной и иной службе в виде участия в охране общественного порядка и т.д., образованию и культуре с использованием регионального казачьего компонента) казачества, направленные на содействие в осуществлении задач и функций органов государственной власти и местного самоуправления, могут быть признаны основным способ реабилитации казачества.

    К ним можно отнести несколько групп.

    1) Войсковое казачье общество «Всевеликое войско Донское» (далее: ВКО ВВД), представленное на территории области пятью окружными казачьими обществами (далее: ОКО). В их состав на 01.02.2014 включены в государственный реестр в Российской Федерации (далее: госреестр) первичные казачьи общества юртовые, станичные, хуторские (далее: ЮКО, СКО, ХКО), которые приняли обязательства по несению государственной и иной службы:

    ОКО Хоперский казачий округ- 8;
    ОКО Усть-Медведицкий казачий округ- 3;
    ОКО Волжский казачий округ- 5;
    ОКО Волгоградский казачий округ- 4;
    ОКО Второй донской казачий округ- 2.

    2) Казачьи общества (ЮКО, СКО, ХКО), зарегистрированные в качестве юридических лиц в составе ВКО ВВД, но не включенные в госреестр (на начало 2014 г. в Волгоградской области из 109, зарегистрированных в качестве юридических, в госреестр было внесено 29 казачьих общества и 20 подали документы).

    3) Казачьи общества (ЮКО, СКО, ХКО), зарегистрированные в качестве юридических лиц, но юридически не входящие в состав ВКО ВВД, до 60.

    4) Национально-культурные автономии казаков (далее: НКА). Основное направление деятельности - обеспечение этнокультурного самоопределения казаков. В отношении ранее зарегистрированных НКА Волгоградской области: г. Волгограда, г. Кумылженского, Михайловки; Управлением министерства юстиции России по Волгоградской области возбуждены процедуры ликвидации по формальным основаниям, а НКА Урюпинска и Урюпинского района и др. отказано в регистрации.

    5) Образовательные организации и учреждения культуры (муниципальные и государственные), реализующие казачий (региональный) компонент в собственных сферах деятельности, около 100.

    6) Организации, использующие идеи казачьего возрождения (государственной и иной службы), для организации охранной и иной хозяйственной деятельности такие как «Царицынская сторожевая линия», «Станица Георгиевская», «Станица Пластунская» и др.

    Вторую категорию составляют общественные объединения и общественно-политические организации, использующие казачью идентификацию для поддержания активной общественно-политической деятельности лидеров и «рекрутирования» своих сторонников.

    1) Общественные организации культурной направленности, практикующие казачьи традиции, такие как «Казарла» (ориентирована на поддержку аффилированной в субъекте федерации корпоративной коммерческой группы «Ман») и др.

    2) Казачья партия Российской Федерации (далее: КаПРФ) подчеркнуто без национального самовыражения, постулирует себя как активную часть гражданского общества – участвует в политической деятельности на основании программы партии, выбирая своих политических попутчиков, исходит из условий политической целесообразности. О перспективах развития этой формы свидетельствует участие представителей КаПРФ в муниципальных выборах 2013 г., которые показали, что в условиях городского муниципального округа и мест нетрадиционного проживания казаков, они могут набрать от 3 до 8 % голосов избирателей.

    3) Движение особого назначения «За казачий Дон» и «Донское казачье войско», функционирующие в качестве общественных объединений без образования юридического лица, целенаправленно формировались для участия в выборах в качестве «спутников» политических партий (РОДИНА).

    4) Выделяется группа, которая объединяет членов ликвидированных НКА казаков и казачьих обществ, не внесённых в госреестр, активно участвующая в «антиникелевском» движении, связывая эту проблему с участием в региональных и муниципальных выборах.

    5) Группу отличающуюся радикализмом представляет «Донская казачья республика» (далее: ДКР), весьма близка с Межрегиональным Национальным Движением "Казачий Круг Дона"; к этому же направлению примыкает группа, называющая себя «отдельное особое казачье войско».

    Существуют и др. менее выразительные группы.

    Выявленные проблемы

    Многообразие используемых способов самовыражения - показатель необратимости развития казачества как составной части современного общества России. Однако указанный процесс проходит на фоне неразвитости социально-экономической инфраструктуры сельских мест традиционного проживания казаков, составляющих 2/3 территории Волгоградской области. Он сопряжён с нарастающей безработицей, депопуляцией населения, неконтролируемой миграции как основы демпинговой конкуренции на местном рынке труда и усугубляется:

    - незавершённостью реформы территориально-административной структуры управления территории субъектов федерации (в Волгоградской области из примерно 1500 сельских и городских населённых пунктов только 1/3 имеет органы местного самоуправления) на фоне сокращения численности полиции общественной безопасности;
    - текущим дефицитом бюджетообеспеченности населения в муниципальных образованиях, что составляет в среднем 30%; при этом положении предоставление бюджетных услуг по минимальным стандартам лицам, которые мигрировали на территорию субъекта федерации и не включились в процесс формирования бюджета в течение года, приводит к фактическому изъятию финансовых средств у местного традиционного сообщества;

    - угрозой ухудшения экологических условий жизни для населения, выходящей за пределы ЮФО (проблема разработки медно-никелевых руд на Сорокинском месторождении п. Елань-Колено Воронежской области и их влияние на казачество Волгоградской области).

    В комплексе эти факторы существенно влияют на ухудшение социально-экономического состояния региона и снижают уровень жизни населения. В свою очередь это приводит к росту социальной напряженности в местном сообществе, охватывающем до 30% населения, которое может быть отнесено к репрессированной культурно-этнической общности казаков, в отношении которой не завершён процесс реабилитации. К сопутствующим деструктивным факторам можно отнести последовательные «промахи» в реализации госполитики в отношении казачества за последние 3 года:

    - чрезвычайно громоздкую и протяжённую по времени (до 90 дней) и затратную (общие расходы составляют 6 – 8 тыс. руб.) процедуру внесения казачьих обществ в государственный реестр в Российской Федерации (для регистрации первичного казачьего общества расположенного в сельской местности, атаман должен приехать в управление минюста России по Волгоградской области от 6 до 9 раз), результатом этого является незавершённость оформления территориальной структуры ВКО ВВД;

    - низкую эффективность рабочих групп, сформированных в субъектах федераций ЮФО в составе Совета при Президенте Российской Федерации по делам казачества (как правило, выработанные решения не затрагивают практических вопросов казачьего возрождения, а принятые не исполняются, что вызывает раздражение в казачьей среде);

    - необеспеченность государственным и муниципальным заказом принятых обязательств по видам государственной и иной службы казачьих обществ, уже включенных в госреестр, дискредитирует саму идею партнёрства государства и казачества (на первое полугодие 2014 г. в составе КО, уже включённых в госреестр на территории Волгоградской области, приняли обязательства по пяти основным видам государственной и иной службы около 3 тыс. человек, из них лишь 10-13% обеспечены государственным областным заказом на участие в охране общественного порядка);

    - ликвидация НКА оценивается казаками как дискриминация по этнокультурному признаку и продолжение политики репрессий со стороны государства;

    - декларативность принятой Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года (отсутствие федеральной и региональной государственных программ);

    - незавершенность смены «поколений» в управлении ВКО ВВД и отсутствие в регионе лидера одинаково авторитетного во всех группах казачества;

    - отсутствие стандартизированных программ и системы контроля, обеспечивающих единый подход в реализации казачьего (регионального) компонента в областной системе образования.

    Одновременно можно констатировать, что в Комитете по делам национальностей и казачества Волгоградской области (далее КДНК) реализация государственной политики в отношении казачества осуществляется без учёта выявленных проблем и в текущей функциональной нагрузке уполномоченного госоргана они заняли периферийной место.

    Это выразилось в том, что за последний год:

    а) была фактически ликвидирована структура управления казачества области;

    б) произошло сокращение казачьих отделов и должности заместителя по вопросам казачества в уполномоченном госоргане;

    в) публично озвучено, но лишь с приходом нового губернатора и только в третьем квартале текущего финансового года исполнено решение о создании специализированного государственного бюджетного учреждения с функциями казачьего управления и обеспечения развития видов государственной и иной службы (далее: ГБУ);

    г) изменена цель выделения средств из областного бюджета на финансирование деятельности муниципальных казачьих дружин (далее МКД), что фактически привело к снижению показателей финансирования возрождения казачества в целом;

    д) произошёл отказ от юридической поддержки практики совмещения должностей атамана казачьего общества и ответственных работников подразделений и руководителей муниципальных образований;

    е) свёрнут квалифицированный диалог со всеми группами казачества кроме казачьих обществ.

    Возможные сценарии развития событий

    Сценарий сохранение «статус-кво». Характеризуется поддержанием существующего положения, направленного на сдерживание процесса «возрождения казачества» и сохранение в качестве приоритетного направления сферы межнациональных отношений как главной функции уполномоченного органа государственной власти. Ожидаемые последствия в краткосрочной перспективе (первый этап):

    - будут сформулированы обращения в высшие органы государственной власти (областные и федеральные) от лица казачьей общественности, недовольной сложившимся положением;

    - одновременно в среде руководства казаков произойдёт нарастание латентного недовольства проводимой политикой, что вызовет поиск альянса казачьих лидеров разных групп;

    - в среде рядовых членов казачьих обществ обозначатся предпочтения иных более радикальных форм казачьей идентификации;

    - произойдёт активизация неформальных групп казачества типа ДКР.

    Прогнозируемые или «обычные» меры уполномоченного органа управления (КДНК) в русле проводимой «политики сдерживания» направленные на стабилизацию, будут реализовываться по двум направлениям:

    1) «Открытое»: проведение двух-трёх «общеобластных» разноуровневых мероприятий для казачества (совещания с представителями руководства области, сбор, фестиваль), на которых будет представлена узкая группа лиц, связанная с деятельностью МКД, государственным и муниципальным управлением, а так же коллективы подотчетных КДНК учреждений.

    2) «Латентное»: принятие мер, направленных на акцентированную критику отдельных лидеров казачьей общественности перед руководством области и страны с целью демонстрации «слабых мест» и «маргинальности» казачьего движения.

    Вместе с тем, накопление в общественном сознании «усталости» от «украинского синдрома», приведёт к «раздражению» у славянского населения, которое стимулирует возврат интереса населения к местным более близким проблемам. Результаты сентябрьских региональных выборов показали, что 70% избирателей не верит в то, что легальные органы государственной власти и местного самоуправления способны решать региональные проблемы, а тем более отстаивать этнические интересы коренного населения региона. Попытка сохранить в руководстве Комитета по делам национальностей и казачества лиц, вызывающих недоверие у казачества и после формирования новых органов власти на уровне субъекта федерации, может вызвать обострение радикальных форм казачьей идентификации. Это означает то, что «обычные» меры госоргана не достигнут цели стабилизации.

    Ожидаемые последствия в среднесрочной перспективе (второй этап). Обозначенные социально-экономические и политико-правовые факторы, соединённые с искусственным сдерживанием развития казачества, объективно сформировали социальную среду, которая будет обладать потенциальной социально-политической конфликтогенностью. Это в свою очередь, при определенном целенаправленно инициируемом субъективном воздействии (в том числе «извне») может привести к неустойчивому положению в регионе, которое проявится в нарастании в казачестве националистических настроений (в широком и узком смыслах), в полной потери его управляемости и породит проблемы (типа «майдана») в поддержании общественного порядка и обеспечении национальной безопасности.

    Для предотвращения этого целесообразно в течение 2014-2015 г.г. осуществить реализационный сценарий. Он потребует изменение приоритетов в осуществлении КДНК существующих полномочий. Для этого необходимо внесение дополнений в перечень задач и функций, связанных с обеспечением реализации всего спектра вопросов государственной политики в отношении казачества на территории Волгоградской области. Это так же потребует изменения структуры КДНК, введение в состав руководства госоргана представителей казачьего возрождения, которые способны наладить диалог с различными группами казаков, обладающими достаточным опытом и уровнем профессиональной подготовки, необходимыми для организации и последовательного осуществления нужного комплекса мер:

    - подготовить совместно с министерством юстиции правовые рекомендации по порядку совмещения в одном лице должности руководителя казачьего общества и органа государственной власти и местного самоуправления;

    - дополнить региональное законодательство нормами, закрепляющими положения об областных органах казачьего самоуправления: сходе, совете атаманов, уставном казачьем суде;

    - создать ГБУ с функциями специального казачьего управления, в структуре и положении (уставе) которого закрепить специализированные органы (по 5 базовым видам государственной и иной службы российского казачества) и принципы административно-территориального представительства казачьих обществ, внесенных в госреестр;

    - разработать модельную государственную программу комплексного социально-экономического развития территории традиционного проживания казаков (построенную на принципах зон экономического развития);

    - организовать работу по перерегистрации национально-культурных автономий казаков, как организаций представляющих исторически сложившуюся культурно-этническую общность казаков, в целях обеспечения её культурной реабилитации;

    - организовать разработку и внедрение стандартизированных образовательных программ казачьего (регионального) компонента организациями образования, сформировать систему контроля и их аккредитацию в уполномоченном органе (КДНК);

    - сформировать площадки для диалога (дискуссионные, праймериз) в муниципальных образованиях в местах традиционного проживания казаков для взаимодействия КаПРФ и др. групп казаков с региональными отделениями ведущих политических партий и народного фронта для формирования предложений кандидатам, заинтересованным в реализации государственной политики в отношении казачества.

    Принятие указанного комплекса мер приведет к снижению социально-политических рисков, вызванных «провалами» в реализации государственной политики в отношении казачества на территории Волгоградской области.

    А.В. Фалалеев 

    Вернуться к предыдущей странице...